Мошковский краеведческий музей

Огненная Дуга

Дата публикации:

Огненная дуга 25 августа в районном краеведческом музее стал Днем воинской Славы и посвящался 72-годовщине Орловско-Курской битвы. В музее собрались ветераны, представители общественных организаций, администрации, работники культуры.

Все тепло приветствовали дорогого гостя  — участника сражения на Орловско-Курской дуге Горьковского Петра Андреевича. Его представила собравшимся председатель районного совета ветеранов Галина Александровна Родина.

В сражении на Орловско-Курской Дуге приняли участие 378 бойцов, призванных из Мошковского района. Воспоминания, фотографии участников Курской битвы, документы представлены в музее на выставке «Огненная Дуга» .


Наши ветераны вспоминали:

Ершов Михаил Иудович из с.Сарбоян:

 — С Курской битвы началось мое боевое крещение. Под Курском фашисту хребет переломили. Но чего это стоило. Потери были огромные . Помню,10 июля нас артиллеристов, привезли к высоте. Рядом сожженная деревня. Командир батареи приказал ящики со снарядами сгрузить в одном месте, а пушки стояли выше. Таскать их удовольствия не составляло. Но потом мы ему были благодарны… В отдалении от высоты стояли стога сена. Когда они стали двигаться, мы поняли  — танки. Никогда не забыть почерневшее от вражеских машин поле. Начался кромешный ад: танки, самолеты, артиллерийские снаряды и с той и с другой стороны превратили землю в одну зияющую рану…Ад металла и огня. Такого, как на Курской Дуге больше не было…Залп следовал за залпом. В этом бою у своего орудия я уцелел один.. Сам подносил снаряды, сам стрелял до последнего по танкам, бронетранспортерам, пехоте… Среди горевших машин четыре танка точно были мои. За этот бой меня наградили орденом Отечественной войны второй степени.

Данилов Леонид Парфенович, Герой Советского Союза (Ташара):

 — К началу Курской битвы наш расчет стал одним из лучших в дивизионе. Я сержант, командир орудия. Задачу мы понимали так: фашистов надо сбросить с земли нашей, разгромить и уничтожить…

Мурашкин Михаил Федорович (Сокур):

 — Прохоровка. Я командир танкового взвода. Все горит. Ни земли, ни неба не видно. Душит едкий дым, вокруг гудит, грохочет. Невозможно отличить, где наши, где фашисты. «Как заметите белый крест  — тараньте,  — приказал я.

 — От сильного удара вражеский танк загорается, так как работает на авиационном бензине». Я сам это испытал. «Тигр» шел в лоб моему танку. Жерло пушки было перед самыми глазами. Похолодело в груди. Я вмиг круто развернул «Т-34» вправо. Оглушительный удар. В ушах звон. Когда пришел в себя  — увидел объятый огнем «тигр». Гитлеровцы выскакивали из танка и бросались в ручей. Мой стрелок тут же уничтожил их… За бои в огненном кольце наградой был орден Красной Звезды…

Мазя Петр Павлович (Кайлы):

 — Под Курском принял боевое крещение. Сначала жуть брала, а потом азарт: а-а, пусть стреляет гад, может, не попадет, и еще поживем…

Кабанов Алексей Петрович (Сокур):

 — При наступлении на Курской Дуге наши подразделения третьего Белорусского фронта натолкнулись на жесточайшее сопротивление неприятеля, который несколько раз пытался контратаковать. Ударила его артиллерия, пошли танки. Батарею, где я находился, растрепало. Из восьми орудий осталась половина, да и у той расчеты повыбило. Я, военфельдшер, стал заряжающим к пушке сержанта Миши Романова. Подбили мы несколько танков…

Томилов Петр Иванович(Мошково):

 — Мы готовились и ждали решающую битву третьего военного лета. 19 сибирских дивизий были задействованы между Белгородом и Орлом. 5 июля враг начал свое наступление в направлении на Курск, предпринимал непрерывные атаки. По ночам звукоусиливающие установки вещали: «Рус, сдавайся!» Наш 133-й артполк 13-й бригады, где я был командиром орудийного расчета, шесть дней выдерживал удар неприятеля. Мы оказались в адском мешке. Шел непрерывный бой. В тылу нашей дивизии, в районе Прохоровки, в боях участвовало с обеих сторон свыше 1200 танков и самоходных орудий…

Многие в районе помнят Петра Андреевича Горьковского. Он работал заведующим районо. В настоящее время проживает в Новосибирске, но охотно откликнулся на просьбу принять участие в Дне воинской славы. Ему было что рассказать  — ведь он только несколько месяцев успел поработать учителем начальных классов после окончания техникума, как началась война. В декабре 1941 ушел на фронт. Служил радиотелеграфистом в 232-й стрелковой дивизии. Воевал под Воронежем, на Курской Дуге, в Румынии, Венгрии, Чехословакии. Награжден медалью «За отвагу», орденом Отечественной войны 1степени. Прошел огненными верстами с 1941 по 1945 годы. Затаив дыхание, все слушали воспоминания ветерана об одном из величайших сражений Великой Отечественной:

 — …С обеих сторон в Курской битве участвовало в битве более 4 миллионов человек, свыше 69 тысяч орудий и минометов, более 13 тысяч танков и самоходных штурмовых орудий, до 12 тысяч самолетов. Со стороны фашистов в Курскую битву было вовлечено свыше 100 дивизий. Со стороны Красной Армии в битве задействовано около 30 процентов имевшихся в ее составе дивизий. Победа далась дорогой ценой: на Курской Дуге наши войска потеряли свыше 863 тысяч бойцов, более 6 тысячи танков, самоходных установок, более 5,2 тысячи орудий и минометов, свыше 1,6 тысячи самолетов.. Большинство наших танков были легкие, горели .Но и противник понес огромные потери  — 60 до 80 процентов (1,5 тысячи) своих танков, около 500 тысяч солдат и офицеров, более 3,7 тысячи самолетов, 3 тысячи орудий и минометов. Провал гитлеровской операции «Цитадель», переход наших войск в контрнаступление стали коренным переломом в войне. 5 августа мы освободили Орел. В этот день в Москве был дан артиллерийский салют  — 12 залпов из 124 орудий в честь войск, освободивших Орел и Белгород… Я воевал в артиллерийских войсках, моей задачей было обеспечить связь командования дивизией в любой обстановке. Не зря связь называли нервами советских войск. Боевое крещение принял под Воронежем. Из-за постоянных обстрелов телефонных линий проводная связь не работала, восстановить ее быстро было невозможно. Связь поддерживали мы, радиотелеграфисты. Фашисты часто наши радиостанции пеленговали, по ним открывали огонь, ведь рядом с нами обычно располагались штабы. 6 июля 1942 г. под вражеской бомбежкой оказался штаб 232-й сибирской дивизии. Я в это время дежурил возле приемника радиостанции. Когда налет прекратился, я вышел из машины и увидел страшную картину: огромную воронку и уже собранные фрагменты тел убитых четырех командиров и семи телефонистов… 1 мая 1945-го в боях за Чехословакию чуть не погиб: артиллерийский снаряд разорвался на наблюдательном пункте, меня контузило, в шею попал осколок. После перевязки в санчасти я вернулся и воевал дальше.9 мая мы освобождали Прагу. 22мая праздновали Победу в Венском лесу…

Рассказ Петра Андреевича никого не оставил равнодушным, ему задали много вопросов, завязалась беседа. Подарком для гостя стали песни военных лет в исполнении Владимира Колганова и выступление фольклорного коллектива «Соседушки» РДК.

Смотри также

  • Copyrights © 2021 МКУК «Мошковский краеведческий музей»
  • Программирование и дизайн © 2021 Виктор Зинкевич